«У Джона Джонса были очень плохие бои, а я избивал людей в хлам». Хабиб — о своем величии, карьере и Махачеве

«У Джона Джонса были очень плохие бои, а я избивал людей в хлам». Хабиб — о своем величии, карьере и Махачеве

«У Джона Джонса были очень плохие бои, а я избивал людей в хлам». Хабиб — о своем величии, карьере и Махачеве

Хабиб Нурмагомедов. Фото Getty Images

Интервью Нурмагомедова ESPN. Это вторая часть, первая — тут.

«У Джона Джонса были очень плохие бои, а я избивал людей в хлам». Хабиб — о своем величии, карьере и Махачеве

«Если они проведут 100 боев, то Дастин побьет его 100 раз». Хабиб разбирает провал Макгрегора

О жизни после завершения карьеры

— Если честно, я очень занятой. У меня семья, дети, собственный промоушен (Eagle FC. — Прим. «СЭ») и другие дела, из-за которых я путешествую по миру. Занят своими братьями, поддерживаю их, делюсь хорошей энергией, даю хорошие советы, нахожусь рядом с ними во время их боев. Честно, я очень наслаждаюсь этими моментами. Захочу — потренируюсь, не захочу — не поеду в зал. Понимаете?

Год назад я был большой звездой, и я был так же занят, но в то же время понимал, что мне предстоит драться со львами. Поэтому где бы я ни находился — я везде тренировался. Я не знаю, что должно было случиться, чтобы я пропустил тренировку. Наверное, я должен был быть болен, например, простудой и тому подобными болезнями. В таких случаях я, конечно же, пропускал тренировку. Но если я ломал ногу, руку, ребра, даже с травмированной спиной, я всегда тренировался. Я всегда был в зале. Даже если я не был способен что-либо делать, я приходил в зал, смотрел на тренирующихся ребят, изучал со стороны что-то новое. Так нужно поступать, если ты чемпион. Другое не будет канать.

Это не американский футбол или просто традиционный футбол. Ты не можешь сказать: «Я играю в ММА». В футбол ты можешь играть, но не в ММА. Тут тебе надо состязаться со львами, которые будут пытаться нанести тебе ущерб, сломать что-то, нанести ударом коленом, локтем, будут пытаться задушить тебя, сломать тебе руку, ногу. Так что тебе необходимо быть осторожным в этом спорте. Это не стандартный спорт.

«У Джона Джонса были очень плохие бои, а я избивал людей в хлам». Хабиб — о своем величии, карьере и Махачеве

«Единственный вариант победить Ислама Махачева — нокаут случайным ударом. В остальных случаях он надерет вам зад«

О беседе с Даной Уайтом в феврале

— Я просил Али Абдель-Азиза, чтобы UFC сделали пояс в легком весе вакантным. Я ему говорил: «Не хочу тормозить дивизион, так как это дополнительный груз на моих плечах». Али отвечал: «Ладно. У тебя будет разговор с Даной в Вегасе». Я ему: «Разговор о чем? Я же точно принял решение о завершении карьеры». Я не из тех, кто будет тянуть время и тормозить дивизион. Тогда Али сказал: «Я тебя услышал, но все же встреться с Даной в Вегасе».

В итоге мы встретились с Даной в феврале, и он спросил: «В последний раз спрашиваю: что будем делать? После твоего ответа я озвучу решение». Я: «Дана, я все». Он ответил: «Тогда я делаю бой за вакантный титул между Оливейрой и Чэндлером». После этого Дана начал публиковать посты, в которых говорились о том, что я официально ухожу из ММА. Было весело, когда кто-то ему написал: «Обманщик, он завершил пять месяцев назад, а не сегодня». Он читал эти сообщения и показывал их мне. Было весело (смеется).

«У Джона Джонса были очень плохие бои, а я избивал людей в хлам». Хабиб — о своем величии, карьере и Махачеве

«Проект UFC — не оскорбление». Хабиб — о словах Кадырова, Чимаеве, бое с Мейвезером и своей лиге

О том, будет ли Уайт пытаться уговорить его вернуться

Честно, я думаю, это не прекратится по той причине, что сейчас мне всего лишь 32 года. Я все еще молод для этого спорта. Могу смело конкурировать еще несколько лет на высоком уровне. Да и к тому же сейчас вообще не осталось действительно больших звезд. Поэтому я понимаю Дану, так как они раскручивали меня, давали громкие бои, благодаря которым я стал знаменитым. Я понимаю правила этой игры, так как у меня есть свой собственный промоушен.

Хочется вспомнить 2016 год, когда я подписал контракт на бой с тогдашним чемпионом Эдди Альваресом. Через два дня выяснилось, что эту возможность они предоставили Конору Макгрегору. Я понимаю их позицию. Что поделать? Таковы правила. Промоушену выгодно устраивать громкие бои. А я тогда не был звездой.

О том, вернется ли, если Чарльз Оливейра будет выигрывать и защищать титул

— Если Чарльз Оливейра победит Ислама, Джастина Гэтжи или Дастина, я просто скажу: «Было время Хабиба, а теперь время Чарльза». Я не буду прыгать в медиа и говорить, что хочу подраться с ним. Мне это не интересно.

Я просто поздравлю Чарльза, буду счастлив за него. Он очень хорош, впечатляет. Думаю, когда он проигрывал бои, он не был на своем ментальном пике. Физический пик должен соединяться с ментальным. Только сейчас Оливейра соединил это.

Я считаю, что топы этого веса, которые находятся на пике, — это Ислам, Дастин, Чарльз и Джастин Гэтжи. Чэндлер — даже не топ-5. Думаю, его уровень — топ-7, топ-8.

«У Джона Джонса были очень плохие бои, а я избивал людей в хлам». Хабиб — о своем величии, карьере и Махачеве

Дом клана Нурмагомедовых — здесь из Хабиба делали бойца

О том, успели ли поговорить с отцом о завершении карьеры

— Нет. Мы не общались об этом, но я помню, как он мне говорил о том, что, когда я завершу карьеру, Ислам Махачев должен занять мое место. Переход должен был быть плавным, и я говорю Исламу: «Брат, ты немного опоздал (улыбается). К моменту моего завершения карьеры ты должен был находиться в топ-3, а ты всего лишь топ-10, топ-9». Парень опоздал, но в эту субботу он должен стать лучше и показать миру, кто такой Ислам Махачев. Он должен показать, что он не только спарринг-партнер или брат Хабиба, а то, что он — отдельный боец с именем, и то, что он лучший в мире. У него семь побед кряду, он бил многих, и этот парень должен биться за титул. И это не потому, что он мой брат и друг. В эту субботу он заявит о себе.

«У Джона Джонса были очень плохие бои, а я избивал людей в хлам». Хабиб — о своем величии, карьере и Махачеве

«Мы не играем в конфликты. Если у нас с кем-то есть вражда, то все по-настоящему». Махачев — про Макгрегора, Хабиба и женитьбу

Об уровне Ислама Махачева

— Ислам сейчас действительно на хорошем уровне. В октябре ему стукнет 30 лет, а это идеальный возраст для того, чтобы заявить миру о том, что он лучший. В апреле я дрался за пояс, когда мне было 29 лет, а в октябре, спустя месяц после моего дня рождения, я выиграл самый громкий бой в истории UFC. Когда тебе 30 лет, твои физические и ментальные возможности находятся на одинаковом уровне. Учитывая возраст Махачева, его бокс, удары ногами, грэпплинг, я могу смело заявить, что он находится на шаг впереди остальных ребят. Я верю, что он сможет победить Дастина Порье досрочно. Возможно, что Дастин немного расстроится, услышав эти слова, но Ислам действительно может победить его досрочно. Он также может избить Чарльза Оливейру. Не думаю, что у Оливейры получится применить свои старые навыки джиу-джитсу в бою с ним. Нужно время. Не будем торопиться.

О своем величии

— Я считаю, что на момент победы над Гэтжи я был первым номером PFP. Ни Камару Усман, ни Джон Джонс. Джон Джонс проводил равные, невыразительные бои против Овинса Сен-Прю, Тьяго Сантоса, Рейеса, этого… как его, забыл… Смита, Энтони Смита. Это были очень плохие выступления. А если добавить к этому истории с допингом, то… А теперь возьмем меня — я избивал людей в хлам.

И при этом я не ставлю себя величайшим всех времен, я просто ставлю себя на один уровень с Федором, Джонсом, Андерсоном Силвой, GSP, Деметриусом Джонсоном, Даниэлем Кормье. Я один из — не говорю, что я величайший. Я вознес свое имя на один уровень с ними.

Источник www.sport-express.ru